?

Log in

No account? Create an account

Новинки зарубежной литературы

Анонсы франко- и англоязычных книжных новинок. Обзоры иностранной литературы. Удивительные находки. Писатели и курьезные случаи из их жизни. Переводы и литературные премии. Иными словами, все про книги, их авторов и читателей.
История этой книги началась в немецком городе Любеке более пяти столетий назад, когда местный купец Ганс Лунеборх заказал печатных дел мастерам изготовить ему молитвенник для личного пользования. Заказ был принят и исполнен в 1492 году со всей тщательностью, присущей книжникам в эпоху раннего Ренессанса – книгопечатание как ремесло возникло совсем недавно, первая Библия Гутенберга вышла из-под пресса в 1455, поэтому отношение к печатному слову было не просто трепетным, а почти сакральным.

Two pages from the Luneborch Prayer Book, a rare 15th-century illuminated manuscript that was mysteriously returned to the George Peabody Library 40 years after it had gone missing.

Судя по всему, заказчик остался доволен работой, ведь молитвослов был не только написан на понятном Гансу так называемом “низком немецком” (то, что наш Михайло Ломоносов определял как низкий штиль), но и богато изукрашен. 44 ярких иллюстрации придавали книге статус, о котором современный читатель сказал бы: “Полноцветное издание”. Именно эти два признака: красивые картинки и низкий штиль языка заставили современных исследователей предположить, что книгу изготовили мастера из Нидерландов, ведь в то время голландский язык часто называли “низким немецким” (я изучал этот язык, и могу сказать, что сходство, безусловно, сохранилось, но знаю из личного опыта, что нынешние голландцы не любят, когда их язык сравнивают с немецким).

Неизвестно, сколько времени Ганс Лунеборх пользовался своим красивым молитвенником, и кому книга досталась после его смерти, да и вообще ее судьба не прослеживается до 1909 года, когда страстный коллекционер редкостей, банкир и железнодорожный магнат Майкл Дженкинс передал молитвослов в дар библиотеке Джорджа Пибоди в городе Балтиморе. “Молитвенник Лунеборха” немного изучали специалисты, но по большей части он пылился в библиотечных фондах примерно до середины века, после чего тихо и незаметно исчез. Когда это случилось, при каких обстоятельствах, кто благополучно умыкнул уникальную инкунабулу – неизвестно до сих пор.

Безусловно, книгу пытались искать, ведь раритет такого порядка открыто продать невозможно, даже спрятать его невероятно трудно. Бывают, конечно, сумасшедшие коллекционеры, получающие удовольствие от одного только обладания редкой вещью, скрывающие предмет своей гордости от посторонних глаз. Но таких мало. Большинство тешит свое тщеславие и стремится продемонстрировать всему миру свое “А что у меня есть!”

Но в случае с нашей книгой все было иначе. Поиски не дали результата, и в 1970 году “Молитвенник Лунеборха” сочли исчезнувшим навсегда. С течением лет о ней забыли бы окончательно, но вдруг случилось чудо. В один прекрасный день 2012 года балтиморская библиотека Джорджа Пибоди получает по почте странный пакет. Имя отправителя не указано, обратного адреса нет. А в пакете лежит... утраченный молитвослов. Редчайшая книга XV века пришла обычной почтой, даже не ценной бандеролью и не заказным письмом! Как и в случае с безымянным похитителем, благотворитель решил остаться неизвестным. Возможно, совесть его заела на старости лет, либо кто-то из его потомков решил восстановить справедливость и вернул книгу обратно.

In 2012, the Peabody Library received an anonymous envelope, with no return address, containing the long-lost Luneborch Prayer Book.

Не сразу сотрудники библиотеки опознали в присланном фолианте “Молитвенник Лунеборха”. Лишь когда за дело взялись специалисты, ее смогли идентифицировать. Кстати, им в этом помогли… тени. Дело в том, что рисунки на страницах книги выполнены в манере, характерной для голландских художников эпохи Возрождения. Они подводили глаза изображенных персонажей таким жирными тяжелыми тенями, что их прозвали “Мастерами темных глаз”.

Удивительная история, но не первая среди подобных в этом блоге. Были и другие загадочные возвращения книг в библиотеки через много лет. Читайте мои материалы “Возвращение святого Франциска” и “Рекорд побит!”.




В наше время новые слова появляются чуть ли не каждый день. Но все они, как правило, из области коммуникаций или относятся к сугубо научной терминологии. Поэтому возникновение нового понятия в такой забытой ныне сфере жизни как эпистолярный жанр – явление неординарное.

Locked models of historic originals.
COURTESY OF UNLOCKING HISTORY MATERIALS COLLECTION, U.S.A. & U.K.

Letterlocking – это слово придумала Яна Дамброджио, специалист по старинным письмам, точнее, по способам их запечатывания. Более десяти лет она изучает различные варианты складывания листа бумаги, бывшие в ходу до изобретения конвертов в XIX веке. Оказывается, их огромное количество, около сотни. В средние века бумажная переписка велась намного активнее, чем сегодня, и каждый корреспондент старался изобрести свой уникальный способ скрыть содержание письма от посторонних глаз.

Jana Dambrogio holds an “unlocked” letter model.
COURTESY OF UNLOCKING HISTORY MATERIALS COLLECTION, U.S.A. & U.K.

Даже сургучная печать не давала полной гарантии, поэтому людям приходилось придумывать самые разнообразные приемы, и некоторые из них были поистине изощренными. Письма складывали особыми способами, протыкали насквозь и продевали в отверстия бумажные полоски, заворачивали в другой лист, подрезали, переворачивали и делали с ними еще много чего. Существовали даже специальные обманки, выполненные настолько хитро, что маскировали один способ запечатывания под другой. Ими пользовались, например, Галилей, Макиавелли, Мария Антуанетта, Альбрехт Дюрер и многие другие, кому приходилось вести постоянную переписку.

A dagger-trap, with a "booby trap" hidden inside.
COURTESY OF UNLOCKING HISTORY MATERIALS COLLECTION, U.S.A. & U.K.

Дамброджио работала в Ватикане, вашингтонском Национальном управлении архивов, в Оксфорде и множестве других университетов и библиотек. По ее словам, она исследовала около четверти миллиона старинных писем. Как правило, все эти артефакты давно хранятся в разложенном виде, и зачастую бывает непросто определить порядок их складывания, т.е. их letterlocking. Хотя иногда случаются потрясающие открытия, значительно облегчающие работу исследователя. Например, в 2012 году в Нидерландах были обнаружены 600 запечатанных писем, которые никогда не открывались. Все они датируются концом XVII века, а их авторы – музыканты, торговцы, аристократы и даже шпионы. Почмейстеры Гааги сохранили письма в надежде, что кто-нибудь когда-нибудь их потребует, а значит, оплатит почтовые сборы. По словам Яны Дамброджио, способ их запечатывания уже сильно напоминает привычные нам конверты, но все-таки до современных технологий им еще очень далеко.

Locking a "triangle lock," a technique used by Queen Elizabeth I and her spymaster Sir Francis Walsingham among others.
COURTESY OF UNLOCKING HISTORY MATERIALS COLLECTION, U.S.A. & U.K.

“Исследование старинных писем, на мой взгляд, очень полезное занятие, так как оно позволяет многое понять о характерах написавших их людей, раскрывает перед нами неизвестные особенности той эпохи”, – говорит Дамброджио. И хотя практической ценности в будущем letterlocking не имеет, для историка это явление – настоящий клад. Хотя, как знать, вдруг случится какой-нибудь неожиданный и неприятный апокалипсис, в результате которого все спутники упадут на землю, интернет исчезнет, мобильная связь отрубится, и мы вновь обратимся к старому доброму эпистолярному жанру (сразу вспоминается роман Дэвида Брина “Почтальон” и его экранизация с Кевином Костнером в главной роли). Ведь желание и необходимость общения не исчезнет никогда. А это значит, умение писать и складывать письма нам еще может пригодиться.

Locked giveaway models, like these, are handed out for people in workshops to experience what it's like to tear open a locked letter.
COURTESY OF UNLOCKING HISTORY MATERIALS COLLECTION, U.S.A. & U.K.


Атлас Кленке в цифре

С непростой задачей столкнулись сотрудники Британской библиотеки, когда в рамках программы по оцифровке старинных книг очередь дошла до Атласа Кленке. Все существующие сегодня сканеры, даже специально разработанные для крупноформатных изданий, оказались маловаты. Ни в один из них это уникальное собрание географических карт просто не поместилось. Дело в том, что размер атласа в длину составляет почти… метр восемьдесят.

Атлас был составлен голландским купцом Йоханнесом Кленке и подарен английскому королю Чарльзу II в 1660 году. По отзывам современников, он поражал всех, кто удостаивался чести побывать в королевском кабинете. Да и сегодня он производит необычайное впечатление.

Чтобы перевести изображения в цифру, библиотечным специалистам пришлось сооружать специальный помост, устанавливать камеру под потолком и медленно, страницу за страницей, фотографировать. Как это происходило, можно посмотреть на видео,


а что в результате получилось – на сайте Британской библиотеки.


Maps of Europe are much more detailed and feature illustrations around the borders.
© British Library



Когда Умберто Эко писал свой роман, вряд ли он предполагал, что такое возможно в действительности. Но недавно стало известно, что не ему одному пришло в голову отравить листы книги – некоторые до этого додумались намного раньше: “Это было до вас, в шестнадцатом веке”.



Именно этим периодом датируются книги, вызвавшие у исследователей настоящий шок. Двое специалистов проводили спектральный анализ старинных фолиантов из университетской библиотеки на юге Дании и были крайне удивлены, когда результаты исследования показали содержание мышьяка, превышающее все допустимые нормы. По сути, зеленый цвет обложки книги на фотографии – это вообще не краска. Это мышьяк.

Это смертельное вещество, тем не менее, было очень популярно в девятнадцатом веке. Импрессионисты использовали его в своих картинах, агрономы травили им вредителей на полях, им окрашивали ткани для одежды и кожу для обуви. Результаты налицо. Точнее, на лице и других частях тела (см. картинку).

Des dommages physiques causés par l'usage d'arsenic vert, image datant de 1859.

Теперь библиотека вынуждена предпринимать экстренные меры для сохранения книг (все-таки древние рукописи!) и в то же время стараться избежать возможных катастрофических последствий для читателей. Придется им придумывать какие-то особые условия хранения отравленных манускриптов.

Самое интересное, что в моей личной библиотеке тоже есть пара старых книг в зеленых обложках. Не знаю, что и думать.



Чем гордится Франция?

"Le Guide des 100 inventions qui font la fierté de la France" – это уже не первая книга, которую выпускает Le Figaro Magazine. О предыдущих можно сделать отдельные посты, а сегодня "100 изобретений, составляющих гордость Франции". В аннотации приводится краткий перечень: бочка, майонез, зубной протез, калькулятор, душ, бюстгалтер, кино, скутер, смарт-карта... Насчет майонеза и кинематографа сомнений нет, а вот в остальном не уверен. Причем автор сам пишет, что имена многих первооткрывателей и изобретателей история не сохранила. Откуда же тогда известно, что все они были французами? Конечно, такие знаменитые фамилии как Люмьер, Паскаль, Пастер у всех на слуху, их заслуги неоспоримы, но лифчик, например, был известен еще в античности, а свой современный вид он приобрел в Германии. Я специально изучил этот вопрос, так что про лифчики теперь все знаю.


Ладно, это я пытаюсь шутить. Никто не оспаривает заслуг французских изобретателей, просто многие вещи существовали в различных культурах, незначительно отличаясь. Изобрести нечто совершенно уникальное не так-то просто, взять хотя бы самолет. Или радио. До сих пор идут споры, кто был первым. Может, новая книжка Le Figaro Magazine расставит наконец-то точки над i?



Старые обложки

Получаю огромное удовольствие, разглядывая старые книжные обложки. Все прорисовано вручную, никакой компьютерной графики, фотошопа тогда еще не было. Некоторые – просто произведения искусства. Женщины все красавицы, мужчины – мачо. А главное, как мне кажется, в этих обложках – их соответствие содержанию. Для сравнения Оруэлл 1954 года и 2013 с непонятными старыми башмаками. Зачем они здесь? Ах да, "Я художник, я так вижу!" Универсальная отмаза для любой ерунды. 


Много обложек...Collapse )



В майские праздники хочется написать о чем-нибудь особенном. О торжественном и вечном. Вариантов было много, но я остановился на одном, самом привлекательном, на мой предвзятый взгляд. А именно на “Коммунистическом манифесте”. Учитывая, что 5 мая Карлу Марксу исполнилось бы 200 лет, сейчас самое время для таких книг. Думаю, что те, кому довелось подержать в руках “Манифест Коммунистической партии”, меня поймут.



Итак, завтра выходит из печати книга британского художника-иллюстратора Мартина Роусона “Communist Manifesto” в необычном для такого произведения формате графического романа. Соавторами, кстати, указаны Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Мартин известен своими работами для крупнейших печатных изданий Guardian, Daily Mirror, The Times, Spectator, Morning Star. Он говорит о себе: “Мы с Карлом Марксом прожили всю жизнь. Как и большинство детей 60-х годов, я был одержим Советским Союзом, его недосягаемой инаковостью. Более того, мой отец бывал в СССР на научных конференциях. Как сейчас помню, мне шесть лет, я стою на заднем дворе нашего дома, и он строго вопрошает: “Как это ты не знаешь, кто такой Карл Маркс?!” А я сквозь слезы отвечаю: “Папа, зато я знаю, кто такой Ленин!”


Еще иллюстрации...Collapse )


Да уж, серьезное воспитание было у Мартина Роусона. Сейчас он, конечно, воспринимает идеалы марксизма несколько в ином свете, но это не помешало ему переложить программный документ на язык графики. Он рассуждал, что “Манифест” был и остается одной из самых влиятельных работ в области политической теории, так почему бы не снабдить его иллюстрациями, чтобы сделать чуть более доходчивым? Что получилось, смотрите сами.


Вот это новость! Шведская академия предполагает не присуждать в 2018 году Нобелевскую премию по литературе. Окончательное решение будет вынесено 3 мая.

Одиннадцать членов комитета обсудили этот вопрос на своем еженедельном заседании, состоявшемся 26 апреля. По словам председателя Пера Вастберга, участники дискуссии не пришли к единому мнению. “После нашего следующего заседания в четверг, – продолжил г-н Вастберг, – мы сделаем заявление о том, будет ли присуждаться премия в этом году или мы отложим ее на следующий год, и в этом случае в октябре 2019 года будут вручены сразу две премии по литературе”.



В чем же дело? Ответ простой: череда сексуальных скандалов докатилась и до Стокгольма. В ноябре прошлого года восемнадцать женщин обвинили французского фотографа Жана-Клода Арно в домогательствах. Может, скандал сошел бы на нет, но проблема в том, что супруга г-на Арно – член Шведской академии Катарина Фростенсон. Незадачливый фотограф отличился еще и тем, что сливал в прессу информацию о нобелевских лауреатах до официального объявления результатов. Кризис усугубился добровольной отставкой троих членов Комитета, полагавших, что г-жу Фростенсон следует исключить из его состава. Но этого не произошло, и в знак протеста они прекратили свое членство в Шведской академии.

Тем не менее, Нобелевский комитет продолжает свою деятельность, и 3 мая ситуация должна проясниться. Напомню, что Шведская академия за всю свою историю не присуждала Нобелевскую премию по литературе семь раз: в 1914, 1918, 1935, 1940 и 1941-43 годах. По мнению членов комитета, в те годы ни одна из представленных номинаций не соответствовала критериям, изложенным в завещании Альфреда Нобеля.



Бетонная книга

Оригинально. Железные видел, деревянные, пластиковые, даже в переплете из человеческой кожи. Но бетонная – это что-то новенькое. По словам ее автора, венгерского фотографа Gábor Kasza (наверное, его имя звучит как Габор Каса, я думаю), "Концепция и дизайн хорошего фотоальбома должны отражать его содержание. Это возможность создать нечто такое, что поможет понять, о чем книга".


Да, все так и есть. Этот альбом под названием "Concrete passages about closeness and coldness … and a couple of songs" составлен целиком из фотографий бетонных конструкций, а значит, и обложка должна быть соответствующей. Правда, из бетона выполнена не сама обложка, а кофр, в который альбом вкладывается. Тем не менее, единство оболочки и содержимого соблюдено в полной мере.
Много бетона... и пара девушекCollapse )

Ну что тут скажешь? "Я художник, я так вижу" – универсальное толкование подобных "шедевров". Хотя мысль верная.




Американский писатель Дэн Браун, известный своим циклом романов о профессоре Лэнгдоне, сделал крупное пожертвование – 300 тысяч евро – библиотеке Ритман, расположенной в Амстердаме. В ней хранится огромное количество древних манускриптов, посвященных мистицизму и прочим таинственным вещам. По словам Брауна, именно в этой библиотеке он собирал материалы для работы над романами "Утраченный символ" и "Инферно".



Все упомянутые в этих книгах символы и таинственные артефакты имеют вполне реальное происхождение, а многие существуют до сих пор. Информацию о них писатель почерпнул из старинных текстов библиотеки Ритман. Разумеется, он довольствовался лишь малой частью ее сокровищ, потому что проштудировать все 25 тысяч хранящихся там манускриптов не хватит и жизни. Трудно представить, какие новые приключения были бы уготованы профессору Лэнгдону, прочитай Браун все тома.



Тем не менее, он провел в этой библиотеке немало времени, изучая различные мистические течения и школы прежних веков. И его пожертвование имеет вполне определенное назначение. Дело в том, что библиотека Ритман планирует оцифровать все эти древности, и Дэн Браун говорит, что гордится своим вкладом в этот процесс и выражает надежду, что когда-нибудь доступ к историческим материалам будет открыт для всех желающих.




Profile

ma gueule 4
sapronau
sapronau

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow