July 1st, 2010

ma gueule 4

Современная Россия

 

Улица Фурси 5-7, Париж, 4-й квартал. В расположенном здесь Maison Européenne de la Photographie открылась и до 29-го августа будет проходить фотовыставка, посвященная России 1990-2010 гг. Не могу не процитировать слова из статьи, опубликованной во вчерашнем номере Figaro: «Только благодаря перестройке в конце 80-х появилось неофициальное искусство, выросшее из культуры андеграунда» -- рассказывает куратор этой увлекательной выставки блондинка Ольга Сиблова», которую далее автор статьи Valérie Duponchelle называет не иначе как «жрицей искусства из Москвы».

Как видно, к русским блондинкам она явно неравнодушна. Как, впрочем, и ко всему тому, что мы называем «развесистой клюквой», а иначе чем объяснить появление на страницах солидного французского издания такой вот «картинки с выставки»:


Autoportrait de Vladislav Mamyshef-Monroe en Lénine

Ну конечно, больше в России ничего нет, кроме клоунов.
Короче, хотели как лучше, а вышло как всегда.

В связи с этим вспоминаются две забавные книжки, которыми пару месяцев назад отметилось французское издательство Fayard: "La Russie contemporaine" («Современная Россия») и "La Russie entre deux mondes" («Россия меж двух миров»).






Глядя на обложку первой книжки, понимаешь: вот она, настоящая "современная Россия" в представлении западного человека. Не хватает только медведей в ушанках и с балалайками, хлещущих водку из самоваров. Ощущение такое, что ничего не меняется. Проходят годы, а мы в их представлении так и остались дикарями. 

Обе книжки довольном пухлые: в первой 505 страниц, во второй – 327. Но цель у обеих одна – показать жизнь в послеперестроечной России. Это и развал СССР, и травмоопасный переход от плановой экономики к рыночной, и демократизация общества, и изменение геополитической стратегии, вызванное перекройкой границ, и весь прочий набор типа Горбачев-Ельцин, Путин-Медведев и т.д. И в завершение, как всегда, вопрос: а что дальше? Куда и с кем пойдет Россия, в какую сторону она повернет? К Западу или к Востоку? Вот что больше всего беспокоит авторов, а в их лице – весь западный мир. Вывод простой: они нас боятся. До сих пор.
ma gueule

Великие затворники выходят на свет по одному

Написать хорошую книгу, получившую Пулитцеровскую премию, и скрыться от мира на целых 50 лет, опубликовав за это время всего пару небольших статеек - возможно ли такое? Что движет человеком, который в одночасье стал знаменитым и прославился на весь свет как талантливый писатель, когда он решает отложить перо и провести остаток жизни в родовом поместье, не показываясь на люди многие десятилетия?

Если кто-то подумал, что этот пост посвящен Сэлинджеру, то он ошибся. О Сэлинджере я уже много писал (см. предыдущие посты). Сегодня меня интересует другое имя - Харпер Ли. Ровно пятьдесят лет назад был написан ее роман "Убить пересмешника", и почти столько же она живет в своем родном городишке Монровилль, штат Алабама, не давая интервью, не выступая в прессе, и, главное - она не пишет новых книг.

Image result for Harper Lee

Правда, в 2006 г она все же дала короткое интервью репортеру New York Times, написавшему о конкурсе на лучшее школьное сочинение по ее книге. Но это был единственный случай за несколько десятилетий. Остальные просьбы об интервью получали неизменный отказ, причем всегда написанный от руки. Начатые ею две новые книги так и не были дописаны до конца - ей самой не понравилось написанное.

Уверен, роман "Убить пересмешника" не нуждается в представлении - читатели этого сообщества хорошо знакомы с классикой литературы. Напомню лишь, что действие романа разворачивается во время Великой депрессии в одном из крохотных городков юга США. Повествование ведется от лица маленькой девочки, чей отец, адвокат, защищает в суде негра, обвиняемого в изнасиловании белой женщины.

Отмечу также, что у американского читателя совсем иное восприятие этой истории, чем у нас, ибо с расизмом русская история не знакома. Безусловно, в современной Америке с ее гипертолерантностью эта проблема тоже не актуальна, но, тем не менее, книга входит в список обязательного чтения в 80% американских школ, хотя во многих она до сих пор запрещена или не рекомендована к чтению (кому интересно, список здесь).

По данным опроса Play.com роман "Убить пересмешника" назван "лучшей книгой тысячелетия".