Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ma gueule 4

Для кого творил Жак Превер?

Во время работы в различных книжных издательствах мне нередко приходилось сталкиваться с проблемой охраны авторских прав. Желая перевести и издать интересное произведение уже умершего зарубежного автора, необходимо обращаться к правообладателям за разрешением. Как правило, это родственники, потомки или, реже, издатели. И все они требуют денег. Иногда больших денег.

Мне всегда было интересно, что чувствуют люди, ставшие волею судеб единственными наследниками великих поэтов и писателей, поэтому в этом блоге были посты о владельцах прав на творчество Конан Дойла, Антуана де Сент-Экзюпери, Виктора Гюго. Продолжу традицию и познакомлю вас с Эжени Башло-Превер, внучкой и правообладательницей наследия Жака Превера.



Срок сохранения авторских прав в каждой стране разный. Во Франции он составляет 70 лет со дня смерти автора. Иными словами, произведения Превера, умершего 11 апреля 1977, приобретут статус “Национального достояния” в 2047, т.е. еще почти через тридцать лет. А до той поры они находятся под охраной закона, за соблюдением которого бдительно следит его внучка Эжени.

Нельзя сказать, что она контролирует все без исключения. Дело в том, что частично права принадлежат издательству Галлимар, где выходили книги Превера, нескольким музыкальным издательствам (тексты песен), киностудиям и театрам, снимавшим фильмы и ставившим спектакли по его сценариям. Но все остальные творения находятся под неусыпным надзором Эжени. И если кому-то приходит в голову написать песню или снять кино по мотивам произведений Жака Превера, он направляет официальный запрос его внучке. И не факт, что ответ будет положительным – она утверждает далеко не все.

Деятельность по сохранению прав, по ее словам – тяжелая работа. Эжени даже создала специальную организацию и наняла людей себе в помощь. Один из них совмещает функции администратора и архивариуса, а другой – адвокат и бухгалтер в одном лице. Экономит Эжени на людях. А как же иначе, ведь доход ее фирмы от продажи прав составляет каких-то полмиллиона (!) евро в год. В плохой год поменьше – 300 тысяч. Из них она берет себе лично 48000, остальное уходит на различные затраты, связанные с делопроизводством и архивированием документов, содержанием квартиры Превера (где она и сама живет), оплатой услуг различных специалистов.



Честно говоря, далеко не каждый рядовой француз имеет 4000 евро в месяц дохода. И у меня возникают резонные вопросы: что такого создала Эжени Башло-Превер, чтобы получать эти деньги? Чем, кроме факта родства с известным писателем, она заслужила право жить пусть не в роскоши, но и не бедствовать? Почему закон позволяет наследникам, не совершившим ни капли из того, чем славен их предок, распоряжаться его достоянием? По-моему, это жуткая несправедливость. Эжени хотя бы еще как-то пытается сохранять наследие деда, но сколько родственничков других великих людей умудряются стричь купоны на имени близкого человека, не ударяя палец о палец!

Предлагаю отобрать права у наследников и передать их народу. Жак Превер творил не исключительно для внучки, а для всех нас. И наша любовь к нему – искренняя, ибо не подкреплена деньгами. По-моему, это логично и честно.

И напоследок: “Les Feuilles Mortes” в очень оригинальном исполнении. Не Ив Монтан, не Эдит Пиаф, даже не Фрэнк Синатра. Игги Поп!

ma gueule 4

“Убить пересмешника” под запретом

Дожили! То, что вчера было классикой, сегодня толерасты изымают из школьной программы. Самый, наверное, известный роман о расизме в США – “Убить пересмешника” Харпер Ли – запрещен в одной из американских школ. Причина – “людям неудобно”.



Image result for Harper Lee


Кенни Холлоуэй, вице-президент администрации школы Biloxi заявил, что книгу убрали из списка обязательного чтения в 8 классе после нескольких жалоб на язык повествования. Тем не менее, по его словам, “Она остается в нашей библиотеке. Но ученики восьмого класса будут читать другую книгу”. При этом на сайте школы сохранилась следующая запись: “Книга учит тому, что сострадание и сочувствие не зависят от расы и образования”. Вот она – политика двойных стандартов в действии.

Интересно, что случилось это не в начале учебного года, а только что, когда эти самые восьмиклассники уже прошли половину романа. И теперь им даже не дают дочитать до конца. А все потому, что кто-то вдруг обнаружил в тексте “слово на букву N” – так сказано в заявлении. Если кто-то думает, что это слово Nature или Night или что-нибудь в том же роде, то он глубоко ошибается. Потому что это слово Nigger. Мы-то не в Америке, нам можно. Но для бедных афроамериканцев страшнее оскорбления, по видимому, нет.

Я неоднократно рассказывал в этом блоге о Харпер Ли и ее книгах. Напомню, что их всего две: “To Kill a Mockingbird” и “Go Set a Watchman”, т.е. “Убить пересмешника” и “Пойди поставь сторожа”, после издания которой писательница вскоре умерла. К сожалению, у меня нет оригинального текста второго романа, чтобы проверить, встречается ли в нем это злополучное словечко. Вдруг кто-нибудь из вас читал “Go Set a Watchman” по-английски, поделитесь, пожалуйста, информацией о словах на букву N?

И в заключение рискну навлечь на себя гнев особо толерантных читателей, но все-таки процитирую роман “Нулевой номер” Умберто Эко: “Я, конечно, знаю, что не полагается говорить “негр”. Что теперь вместо “слепые” говорят “слабовидящие”. И тем не менее негр белым не стал, а слепой как ни хрена не видел, так и не видит”.
ma gueule 2

Сколько зарабатывают редакторы?

Как бы продолжение предыдущего поста о заработках писателей.

Интересно, за столько лет работы в различных издательствах я ни разу не встречал человека, который целенаправленно занимался бы поиском новых книг для публикации, т.е. того, чья должность по-английски называется «acquisitions editor» (поправьте меня, если я ошибаюсь). У нас эту работу обычно выполняют ведущие редактора, но круг их обязанностей намного шире: от поиска автора до продажи тиража (не знаю как у вас, а у меня было именно так).

Отечественный ведущий редактор крупного книжного издательства умеет все: и рукопись вычитать, и договор с автором заключить, и за остальным процессом следить. Он работает с литературными, научными редакторами и техредами, корректорами и переводчиками, дизайнерами и художниками, он изучает цветопробы и ездит в типографию заказывать бумагу, он забирает тираж, договаривается с книготорговыми организациями и руководит отгрузкой. При всем этом он должен постоянно наблюдать за работой конкурентов и отслеживать все выходящие у них новинки, их наименования, тиражи, объемы, и главное — продажи. И все это помимо его основных редакторских обязанностей, которые с него никто не снимал. Но вот вопрос, сколько же он за весь этот каторжный труд получает денег? Немного, скажу я вам. От 30 до 50 тысяч рублей.

Тем страньше выглядит работа западного acquisitions editor, который ничего этого в принципе не делает. Он занят только одним: поиском новых авторов, чьи рукописи могут быть изданы. И за эту работу он получает в среднем 59472 доллара в год, в зависимости от издательства, опыта, региона. Если точнее, acquisitions editor, который ищет рукописи для Pearson, зарабатывает 88250 USD, для Elsevier эта сумма составляет 60000, в Publications International — 31996. А издательство Bloomsbury, о котором я неоднократно писал (в нем издаются книги о Гарри Поттере), платит своему acquisitions editor около 60000 долларов в год, а сколько это выходит в месяц, посчитайте сами. И, как говорится, почувствуйте разницу.

Hir
ma gueule 2

Писатель-убийца

Еще одна невероятная писательская история из разряда "Так не бывает".

В мире ежегодно пишутся тысячи детективов, но меня сегодня заинтересовал лишь один из них, да и то не сюжетом, который весьма прост. Это история ветерана войны, несправедливо обвиненного в убийстве своей подруги. Немолодой частный детектив в паре с юной пуэрториканской эмигранткой вместе расследуют преступление и, конечно же, находят убийцу.

А отсюда начинается самое интересное: действие романа происходит в Нью-Йорке, в котором 44-летний автор книги, Аларик Хант, никогда не бывал, представляя себе этот город по книгам и сериалу "Закон и порядок". Да и как бы он мог там побывать, если уже 25 лет он сидит в тюрьме за убийство! В 1988 году они с братом решили ограбить ювелирный магазин (Аларику нужны были деньги на музыкальную школу, как он сказал на суде), а чтобы отвлечь полицию от места преступления, подожгли стоящий неподалеку частный дом. В пожаре погибла 23-летняя студентка. За все это по совокупности Аларик, которому тогда было всего 19 лет, получил пожизненное заключение, и четверть века уже отсидел.

hunt

Бандит оказался любознательным, получил работу в тюремной библиотеке, приохотился к чтению и сам начал пописывать. И вот результат: контракт на издание и премия 10 тысяч долларов за написанный им в тюрьме роман "Cuts Through Bone", подкупивший членов жюри своей правдоподобностью и реалистичностью. Правда, эти самые члены уверяют, что не подозревали о криминальном прошлом (и настоящем) автора. И когда издатель решил связаться с автором, чтобы подписать контракт, и набрал домашний номер Аларика Ханта, трубку взяла его сестра, от которой все и узнали о судьбе и месте нахождения новоявленного писателя-детективщика. Утешает лишь одно: описанные в романе события не основаны на реальном преступлении самого автора.
ma gueule 4

Проект "Тест 99 страницы" - первые результаты

Прошел месяц со дня запуска моего сайта "Тест 99 страницы", и сегодня уже можно подвести некоторые итоги. Это мой первый опыт, поэтому сравнивать не с чем и, соответственно, не могу сказать, хороши эти итоги или нет. Но мне они нравятся!

Итак, сколько человек за месяц посетило этот сайт, я не знаю - не нашел в статистике таких данных. Пытался вставить счетчик, но безуспешно - ну не спец я по сайтам! Зато знаю, сколько было просмотров - 14 472 на данный момент. Много это или мало для нового сайта за месяц - понятия не имею. 



Всего опубликована 91 девяносто девятая страница (без классики), из них ровно половина - сорок пять - анонимных, чьи авторы предпочли скрыть свои имена. 

Самые активные авторы - Андрей Никулин (7 записей) и Алексей Самойлов (4 записи), остальные прислали по 1-2 текста. 

Самые активные комментаторы - Волков Олег, Анастасия и Александра (51, 16 и 13 комментариев соответственно), а всего опубликовано 238 комментариев.

Наиболее популярные жанры: другое (26), фантастика (11), и третье место делят биография, детектив и драма (по 8 записей).

Ну вот, примерно так. Теперь озадачился раскруткой этого ресурса, но опять-таки не знаю, как это делается. Опытные люди советуют завести твиттер и фейсбук, и уже с их помощью оповестить весь свет о новом сайте. Твиттер завел. Что в него писать, не понимаю. Тем более, что читать его все равно некому - у меня там один последователь, да и тот почему-то турок. А с фейсбуком даже заморачиваться не хочу. Или все-таки стоит? Посоветуйте, что-ли. 

И самое главное напоследок: ОГРОМНОЕ СПАСИБО всем, кто откликнулся, поддержал, прислал свои страницы, голосовал, комментировал и просто соучаствовал! Спасибо!


ma gueule 4

Писательские ляпы

Мне нравится читать критические обзоры моего френда (точнее, френдессы) durdom_ok. Она мастерски отыскивает ляпы и неточности в книгах современных авторов и, не стремясь никого обидеть, выносит их на всеобщее обозрение. Ее позиция вполне очевидна: назвался писателем - пиши правильно, сей разумное, доброе, вечное, причем на первом месте в этом перечне именно разумное. Иными словами, пишешь и публикуешься - дружи с головой. И я эту позицию поддерживаю. 


С другой стороны, радует, что в сотворении лабуды замечены не только наши отечественые авторы, но и зарубежные. На протяжении уже 12 лет среди книг на английском языке проводится конкурс Lyttle Lytton на самую идиотскую первую фразу, т.е. предложение, с которого начинается литературное произведение. В прошлом году первое место досталось этому высказыванию: 

The red hot sun rose in the cold blue sky - Красное горячее солнце взошло в холодном синем небе. 
В принципе, все верно, но избыточная насыщенность фразы прилагательными заставляет ее звучать по-дурацки. 

Среди победителей и призеров встречаются и такие перлы:

Once upon a time, there was a talking lamp whose lightbulb fell out and hit a person and the person got shocked and destroyed everything - Давным-давно жила-была говорящая лампа, из которой выпала лампочка и стукнула человека, и человек был потрясен и все разломал.
Ну еще бы, не каждый перенесет такое потрясение без ущерба для психики. 

Eve stood there, half-eaten apple in one hand, desire burning in her eyes. Adam screamed “Jesus woman what the fuck have you done?!!” - Там стояла Ева, держа в руке надкусанное яблоко, и в ее глазах разгоралось желание. Адам возопил: "Господи Иисусе! Женщина, какого хрена? Что ты наделала?!"
Интересно, откуда Адаму было известно имя Иисуса Христа? Насколько я знаю Библию (а я ее знаю), описываемые события случились намного раньше евангельских.

Some things are so small, so miniscule, so atomically insignificant, they can be seen only from three feet away using the Hubble telescope - Некоторые вещи такие маленькие, такие микроскопические, такие незначительные, что их можно разглядеть только с трех футов в телескоп Хаббл. 
С помощью орбитального телескопа Хаббл астрономы разглядывают отдаленные галактики и звездные системы. Для маленьких предметов существует микроскоп. 

“Ooh la la!” whispered Larry in French - "О-ля-ля" - шепнул Ларри по-французски. 
Ну конечно, на других языках это будет звучать совершенно иначе. 

This is a story about a racist hero who dies at the end, probably painfully since he’ll get shot in the face - Это история о расисте, который в конце умирает, и наверное, мучительно, поскольку будет застрелен в лицо. 
Жуткая история. Даже немного жалко бедного расиста. 

Sophi broke down in tears, like a diesel car that had run out of petrol - Софи залилась слезами как дизельная машина, у которой кончился бензин. 
К счастью, Рудольф Дизель не дожил до появления этого перла. Он бы тоже заплакал. 

И наконец, совершеннейший шедевр:

Jennifer stood there, quietly ovulating - Там стояла Дженифер, тихо овулируя. 
Нет слов.

Может, и у нас такой конкурс провести?
ma gueule 2

Imagining America: Influence and Images in Twentieth-Century Russia


Для всех, кто покупал у фарцовщиков джинсы «Wrangler», считал «What can I do» лучшим хитом всех времен и народов и смотрел фильм «Стиляги» с чувством искренней ностальгии, забавную книжку написал Алан Болл: «Imagining America: Influence and Images in Twentieth-Century Russia» или, по-русски: «Представление об Америке: американское влияние и образы в России двадцатого века».
Обложка - супер!

Аннотация:
"Профессор истории Университета Marquette собрал уникальную коллекцию официальных документов и неофициальных свидетельств советских людей об их отношении к Америке и американскому образу жизни. Книга охватывает период от первых дней советской власти до постперестроечных времен. Автор приводит многочисленные высказывания простых советских граждан по отношению к американским технологиям, идеологии, экономике и политике".

Судя по названиям некоторых глав — «Страна бензинового Пегаса», «Советский американизм», «Святое причастие и Макдональдс», «Гуд бай, Америка», книжка весьма увлекательная. Но в печать у нас не пошла.
Не время сейчас для таких книг.

ma gueule 2

Всем искренним почитателям Ромена Гари


Мальчик, ставший писателем

«Она начинается с фотографии, моя история. Зимним днем, оба в пальто, они стоят на высоком мысу. Они обнимаются, мать головой прислоняется к шее отца. Ее рука, кисть ее руки сжимает его плечо. Они улыбаются. Они счастливы. Они светятся. Это бросается в глаза. Я родился из этой фотографии. Тогда они жили во Франции, женатые, влюбленные. В этой фотографии много любви. Она обещает много счастья. Кажется, что они защищены от всех ударов судьбы. Я ее храню, хорошо спрятав в глубине шкафа, эту фотографию. Я не могу на них смотреть. Видеть их такими и думать о том, что произошло после. Она делает мне больно, эта фотография, очень больно».

Это история мальчика, который потерял всех самых близких ему людей. Когда ему было 14, внезапно умерла его няня, заботившаяся о нем с самого детства. Через два года он лишился матери. Вскоре после этого застрелился отец. Он остался совершенно один в 16 лет. Как он жил дальше, мы не знаем. Он вернулся только через тридцать лет, чтобы опубликовать автобиографический роман с очень странным названием: «С. или надежда жизни». Сегодня ему 46. Его зовут Диего. Диего Гари. Сын Ромена Гари.

Статья из журнала Le Monde, краткий пересказ. На фотографии - Ромен Гари и Диего Гари в возрасте 16 лет. Фотография сделана AFP/JEAN-CLAUDE DELMAS 14 сентября 1979 года после похорон Джин Сиберг.

Collapse )
ma gueule 4

Парусинка. Граница страны и человеческого достоинства

Советский фронтир


Ивангородской крепости, основанной в 1492 году, больше пяти веков; район «Парусинка» выстроен меньше ста лет назад, но выглядят они примерно одинаково. Можно сказать, что крепость даже лучше сохранилась — в некоторых местах. За ней, по крайней мере, ухаживают, поскольку в нее иногда еще забредают редкие туристы — поглазеть на древние стены и башни. В Парусинку же не ходит никто, кроме местных жителей, двух-трех оставшихся работников медленно умирающей джутовой фабрики и, конечно же, пограничников. Зияющие проемы давно выбитых окон в полуразрушенных зданиях, бдительные телекамеры, возвышающиеся над спиралями нержавеюще-сверкающей колючей проволоки, мрачноватая красно-зеленая зебра пограничных столбов, тяжелый дух перегара дешевой водки и испражнений в темных подъездах и тягостное ощущение всеобщего опустения: опустевших домов и опустившихся людей — это Парусинка.
Collapse )